Наш человек в постели

сексуальное просвещение

Внушить уважительное отношение к женщине мужчине, существующему в нашей мужецентричной и почти патри­архальной парадигме, практически невозможно. Грубость, пренебрежение чувствами, сексуальное просвещение, это чисто культурный феномен. У нас, вообще, нежность, уступчивость, стремление догова­риваться расцениваются как слабость. Как говорил Уинстон Черчилль, «больше всего русские восхищаются силой, и нет ничего, к чему бы они питали меньше уважения, чем к воен­ной слабости». И к слабости вообще — добавлю от себя.

Культурный человек не путает слабость с маскулинно­стью. Ясно, что в сложной или даже экстремальной ситуации какой-нибудь тихий интеллигент может проявить гораздо больше присутствия духа, чем «качок», как будто целиком состоящий из мускулов. В чем сила, брат? Но тем не менее культ силы в ее вульгарном проявлении у нас царит так, как мало где. Уступка партнерше в нашей парадигме выглядит как именно «бабство» и слабость.

Ханна Арендт, немецко-американский философ еврей­ского происхождения, говорила о банальности зла и добра. Ведь существует некий банальный набор зла. Банальное хамство на дорогах: между водителями, между водителями и пешеходами, между водителями-мужчинами и водите­лями-женщинами по гендерному признаку. Много в нашей повседневности агрессии и жестокости.

сексуальное просвещение
Фото взяты из открытых источников

Я продолжаю настаивать: вся вроде бы далекая от инти­ма часть жизни самым прямым образом проецируется на жизнь сексуальную.

Вот мы и живем в мире, где слабаком считается тот, кто взял жену за руку. Особенно если люди не юные влюблен­ные, а супруги в возрасте.

Еще один вопрос, который я часто слышу: чем наш чело­век в интимной сфере отличается от западного?

Западные люди в сексе более открыты. Я бы даже сказал: простодушны. Например, европеец или американец может прямо спросить у партнера или партнерши, нет ли у него или у нее скрытых инфекций.

Я бы отметил еще некоторую излишнюю приземленность — чуть ли не до мелкого, практически бухгалтерского учета.

На Западе, где процветает сексуальное просвещение, знания у людей более системные. Так что интим там более «правильный», что ли, но и более обездушенный.

Конечно, за искренние любовные порывы можно и доро­гую моральную цену заплатить. Но как без них? Жизнь без них кажется пресной, бездушной.

В качестве еще одной — очень характерной для Запада и очень не характерной для России приметы — отношения к проявлениям сексуальности, я бы назвал отношение к сек­суальному насилию.

Некоторое время назад выдающийся американский бок­сер Майк Тайсон был осужден за изнасилование. С точки зрения россиянина, «посадка» всемирно известного спор­тсмена — безумие в чистом виде.

сексуальное просвещение
Фото взяты из открытых источников

Ведь девушка приняла его приглашение. Сама проследо­вала за ним в номер гостиницы. Потом они танцевали вдво­ем медленные танцы. Ясно же, к чему дело катилось. А по­том оказалось, что она хотела в номер. Хотела быть наедине. Танцевать хотела. А вот секса не желала вовсе.

Если вдуматься, то для нашего человека весь этот сюжет состоит из, так сказать, одного этапа: согласившись остать­ся с Тайсоном наедине, девушка, так сказать, по умолчанию дала согласие на секс. Еще и выпили вместе для начала. Что тут непонятного-то?

Западный человек мыслит иначе. Для него все действо как бы разбивается на несколько этапов: согласие пойти в номер, танцы в номере, даже поцелуи рассматриваются отдельно. И согласие/несогласие на секс, которое идет со­вершенно отдельным вагончиком.

Конечно, при таком раскладе, возможно, потеряется упо­ительное ощущение сладостной спонтанности происхо­дящего. Зато все будет по-честному. Да, похоже на бухгал­терию. Зато каждый несет ответственность за свои слова и действия.

Странное дело: Запад, переживший просто ураганную сексуальную революцию, пришел к такому «учету и контро­лю». А мы, узнававшие свою жизнь в фильме «А если это лю­бовь?», снятом в 1961 году, спорили: может ли семья и школа влезать в чистые отношения подростков.

А сегодня в Америке осудили Тайсона под раздраженные возгласы, раздающиеся с другого берега Атлантики: «За что его, братки? Да она сама его спровоцировала. Да чувак себя вел как нормальный мужик». И вообще ежу понятно: если женщина, к примеру, носит мини, значит, она хочет. Эх…

Автор: Лев Щеглов
Сексолог и психотерапевт, врач высшей квалификационной категории, общественный деятель. Доктор медицинских наук, профессор.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Щеглов,_Лев_Моисеевич

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Эксгибиционизм как объект для изучения

38760cookie-checkНаш человек в постели

Последние записи