В СССР нет секса, но разговоров о нем все больше

секс в ссср

Помните ту особу, которая во время одного из советско-американских телемостов произнесла сакраментальную фразу, облетевшую
весь мир: “Секса у нас нет!”

Впрочем, вряд ли кто-нибудь вспомнит, как зовут эту отчаянную блюстительницу советской нравственности и как она выглядит. А фраза осталась и вошла в историю перестройки, обозначив некий поворотный момент нашей жизни. Произнесена она была, несомненно, искренне, в наивном порыве защитить честь и нравственность страны перед лицом полусгнившего и погрязшего в разврате Запада.

Но, как известно, искренность не оправдывает глупости.

“Впрочем, положа руку на сердце, разве эта женщина так уж была не права? С одной стороны, конечно, секс у нас и тогда, и всегда был. Но
с другой стороны – его вроде как и не было. Так же, как и проституции, и роста преступности, и наркомании, и прочих пережитков, и родимых пятен капитализма, которых у советского человека – гармонично развитого – быть не должно.

А почему, собственно, – спросите вы, – секс -в одном ряду с проституцией и наркоманией? А потому, что об этом писать в газетах и говорить в общественных местах было строжайше запрещено, впрочем, как и о многом другом. Слово секс” так же не могло просочиться в печать как и сведения о количестве самолетов,
танков и подводных лодок.

Вся мощь воспитательной системы была брошена на то, чтобы убедить, доказать, объяснить, что мужчина и женщина, если и ложатся в постель, так исключительно после того, как им
проштемпелюют паспорт, и исключительно ради укрепления семьи – ячейки общества и воспроизводства потомства.

В жизни все, конечно, было значительно сложнее и разнообразнее. Секса было сколько угодно, и недозволенного – в том числе, по-
скольку “запретный плод…” и т. д. Но только чтоб тихо, чтоб никому…

Ну уж сейчас, скажете вы, секса у нас даже слишком много. Но настоящей сексуальной культуры, нормальных, умных книг об этом –
почти нет, как и специалистов, к которым можно обратиться за советом. Ведь нельзя же, в самом деле, считать сексуальной литературой то, что заполнило рынок. Есть некоторые отрадные проблески, но они крайне редки.

С сексуальной, эротической периодикой произошло примерно, как в том анекдоте. Жена, желая просветить мужа, стала ему показывать – что такое стриптиз, а он в отвращении отвернулся: “А ведь правду говорят – какая гадость!”

В СССР нет секса, но разговоров о нем все больше
Фото взяты из открытых источников

…Получили то, что имеем.

Половая культура, загнанная в подворотню, даже будучи оттуда выпущенной, все равно будет нести на себе отпечаток подворотни. И должно пройти время, чтобы мы смогли сформировать нечто иное.                                                                   

Поэтому можно понять, наверное, и Президента, решившего спасти нравственность страны своим известным Указом. Следствием
этого грозного документа стало то, что наш министр культуры, назначенный главным по отечественной нравственности, надолго ушел в подполье – искать ту грань, которую никто в мире еще не нашел: грань, отделяющую порнографию от эротики. А может, пусть бы министр культуры занимался культурой? Ведь это единственное, что нужно для того, чтобы секс был сексом, а не сношением, или половым вопросом: чтобы эротика была эротикой, а не порнушкой.

В нашей новой газете мы будем искать эту грань. Мы хотим, чтобы разговор об интимных проблемах был достаточно откровенным. Мы
“считаем, что красота человеческого тела – это не только красота женской груди и мужских ягодиц; что секс не сводится только к технике полового сношения, но включает в себя и эротику, и страсть, наполненные эстетическими эмоциями.

Мы убеждены, что в сексуальной, эротической теме должно быть как можно меньше запретов и табу, как можно больше откровенности, но должна быть и тайна, касающаяся одного или двоих. Есть вещи, о которых не обязательно говорить шепотом, делая круглые глаза, но желательно – наедине или с сексологом, сексопатологом. Есть вещи, о которых мужчина и женщина друг про друга знают, но которые не стоит обсуждать на митинге. Потому мы и назвали свою газету “Интим” (intimate – англ. – сокровенный, личный).

Мы полагаем, что знание сексуальной техники, конечно, необходимо. Но для гармонии половых отношений этого недостаточно. Мы предполагаем говорить в нашей газете о других проблемах, которые нас всех интересуют, либо мешают нам, мучают нас. Это проблемы
психологической совместимости и приспособляемости друг к другу, эмоциональной, физической и физиологической саморегуляции. Мы
хотим вместе с вами научиться ценить и понимать настоящую эротику. Мы будем говорить о любви и страсти – чувствах, которые неповторимы, ибо неповторим каждый человек.

…А акробатика в постели…Ну что ж, она то­же, вероятно, нужна. Может быть, не всем и не всегда… Если есть желание – пробуйте. Сексологи утверждают, что поиск разнообразия в половых взаимоотношениях, фантазия и изобретательность помогают освежить эмоции, внести элемент неожиданности и вырваться из запрограммированности отношении с партнером. Но не будем обманываться: это не па­нацея.

Статья из газеты 1991г. “Интим”

Журнал Sexology:
https://www.instagram.com/sexologyjournal/

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Косметика и секс

42120cookie-checkВ СССР нет секса, но разговоров о нем все больше

Последние записи

elit. Donec Lorem luctus adipiscing ipsum sed